Вылечить зубы и не умереть

9 февраля во всём мире отмечался День стоматолога. Дантистов принято бояться, а дантистов, работающих в обычных бесплатных поликлиниках, тем более. Есть стереотип, что они ставят плохие пломбы, делают неэффективную анестезию, а чтобы качество работы было получше, всё равно придётся доплачивать. Более того, каждый год 200–300 человек погибают при лечении зубов. Лайф разобрался, как не платить за лечение зубов и остаться в живых.

Как объяснила врач-стоматолог Татьяна Бородкина, чаще всего анестетики, которые предлагаются в рамках ОМС, отечественного производства — обычно это лидокаин и его производные. По словам специалиста, это не значит, что они совсем плохие, просто они дешевле и проще, чем импортные анестетики. Побочные эффекты — аритмия, головная боль, тошнота, аллергические реакции.

Импортные анестетики быстрее и лучше обезболивают, у них меньше побочных эффектов. Они чаще подходят людям, у которых есть сахарный диабет, сердечно-сосудистые и другие хронические заболевания. Например, это анестетики с действующим веществом артикаин.

По словам стоматологов, анестетики артикаинового ряда превосходят по эффективности лидокаин в 1,5–2 раза, а новокаин — в 5–6 раз. Такие анестетики действуют и тогда, когда нужно обезболить область воспаления. При гнойном воспалении новокаин вообще практически перестаёт действовать, а эффективность лидокаина заметно снижается.

Как говорит Татьяна Бородкина, при проведении анестезии важен не только сам препарат, но и руки врача. Если они умелые, даже лидокаином можно обезболить вполне нормально в большинстве случаев.

Фото: © РИА Новости / Кирилл Брага

Но нередко врачи в поликлиниках практически не оставляют пациенту выбора.

— Однажды мы с 7-летней дочкой отправились в стоматологическую поликлинику, государственную. Ребёнку нужно было удалить молочный зуб, в котором появился кариес, — рассказывает москвичка Светлана. — Врач осмотрел девочку, потом предложил анестезию — бесплатную или хорошую. Я спросила, неужели бесплатная не будет действовать. Он ответил, что себе бы он такую делать не стал. Естественно, я выбрала платную — после таких-то рекомендаций.

По словам Валерия Леонтьева, вице-президента Стоматологической ассоциации России, если пациент говорит, что у него аллергия, например, на лидокаин, то врач должен найти замену.

— Мы прежде всего врачи и, зная, что может приключиться какое-то несчастье, постараемся найти выход — бесплатно предложим другую анестезию, если пациент не может заплатить.

Бесплатно можно удалить зуб, только если он болит.

— Если это помощь неотложная, то есть у человека сильная боль, воспаление, гной и так далее, то любой объём работы будет выполнен бесплатно по жизненным показаниям, — объяснил Валерий Леонтьев.

Дополнительная плата может потребоваться, если это плановая операция. Например, если для исправления прикуса нужно удалить зуб, который «не помещается» нормально в челюсти. Или если была травма, зуб был выбит, но остались маленькие корешки, которые тоже нужно удалить. Заплатить придётся примерно 2 тысячи рублей. Цены в госклиниках обычно примерно в 1,5–2 раза меньше, чем в частных клиниках.

Фото: © РИА Новости / Кирилл Брага

Получается, что пациент может и схитрить, если дождётся, когда на его лишнем зубе начнёт появляться кариес. Тогда врачу можно сказать, что зуб болит, и удаление сделают бесплатно.

Удаление зуба — серьёзная операция, и, если она проведена с ошибками, последствия могут быть очень серьёзными.

— Каждый год примерно 200–300 человек погибают при удалении зубов, — рассказал Валерий Леонтьев. — Такая статистика сохраняется уже около 50 лет. Причины две. Первая — инфекция и воспаление. Беда в том, что инфекция из челюсти часто «стреляет» в мозг, лёгкие, заражает кровь, и кровь разносит инфекцию по всему организму. Вторая причина — аллергия на анестетики. Это, к сожалению, предугадать нельзя. Врачи, конечно, спрашивают, есть ли аллергия, удаляли ли зуб раньше, какой анестетик использовали. Пациент, если знает, скажет, но бывают и первичные случаи.

Заделать образовавшуюся дырочку в зубе с помощью пломбы в госполиклиниках тоже можно бесплатно, материалы даже предлагаются на выбор: цемент, металлосодержащая пломба и пломба из композитного материала (пластмасса со стеклянным наполнителем).

За дополнительную плату можно сделать пломбу из светового материала (пластичный материал, затвердевание которого происходит под воздействием специальной полимеризационной лампы, такую пломбу в госполиклиниках можно поставить за 1,5 тыс. рублей) и пломбу из того же цемента, только импортного (700–900 рублей).

— Бесплатно предлагаются самые дешёвые пломбировочные материалы, они плохого качества, — говорит Валерий Леонтьев. — Дешёвые материалы по своей природе хуже, чем остальные. Дешёвая пломба может растворяться под действием слюны, она не подойдёт под цвет зуба: эстетические качества плохие. Плюс она чаще всего просто неудобна для пациента. В среднем такая пломба держится два года. А та, которая подороже, может продержаться 5–6 лет, даже больше, она будет удобной и незаметной. Но в любом случае всё зависит и от формы заболевания, и от качества работы стоматолога.

Фото: © РИА Новости / Кирилл Брага

Татьяна Бородкина говорит, что если бюджет пациента ограничен, то лучше всё же поставить самую простую пломбу, а потом поменять её на более качественную.

— Конечно, в идеале пломбы должны быть из фотополимеров импортного производства: они удобные, попадают в цвет зуба, долговечны, — добавляет Татьяна Бородкина. — Отечественные пломбы, хоть и несколько хуже по качеству, вполне приемлемый вариант. Ничего опасного здесь быть не может. Если бюджет не позволяет сделать пломбу за деньги, то нужно сделать её бесплатно, хоть из самого простого материала. Это лучше, чем дырка в зубе, которая потом приведёт к тяжёлым последствиям — зуб будет всё сильнее разрушаться.

Вставить новые зубы бесплатно не получится. В программу ОМС это не входит. Это слишком затратно для государства, рассказал доктор Леонтьев.

— Протезирование зубов везде платное, так и при советской власти было. Это очень дорого! Самый дешёвый протез не может стоить меньше 1000 рублей. Плюс работа стоматолога, зубных техников — там целое производство! На это у государства, к сожалению, денег нет. Бесплатно сделать протезы можно только ветеранам войны по специальным льготам.

Успокоить себя можно, пожалуй, тем, что первичная консультация врача, на которой он должен рассказать, что и как нужно протезировать, по полису ОМС бесплатна.

Как добиться здоровых зубов бесплатно

Как объяснила юрист по защите прав пациентов Жанна Алтунян, медики сами должны подробно разъяснить, какие услуги положены пациенту бесплатно, а какие — за плату.

— Если хотите получить помощь бесплатно, то не стесняйтесь узнавать все подробности, — говорит она. — Часто пациенты сами задают мало вопросов и поэтому мало знают.

Стоматологи уверены, что в дальнейшем они всё реже будут лечить бесплатно.

Фото: © РИА Новости / Владимир Вяткин

— Стоматологическая помощь — самое дорогое лечение в амбулаторных условиях. У нас огромное количество материалов, очень тонкая работа, сложное оборудование. Всё это требует серьёзных затрат, нам хочется, чтобы пациенты это понимали, а не думали, что мы кладём эти деньги себе в карман просто так, — говорит Валерий Леонтьев. — В 90% стран мира стоматология частная и платная. Поэтому рано или поздно у нас стоматология станет негосударственной. И тенденция к этому есть.

При этом и сейчас большинство пациентов госклиник платят.

— Жизнь показывает, что до 80% пациентов соглашаются доплатить (за лучший материал, например), — говорит Валерий Леонтьев. — И это правильный подход — мы даём человеку возможность выбрать. Такая инициатива пошла от государства, а не от самих стоматологов. А если это предложение безальтернативное, то это неправильно, таких врачей нужно наказывать.

Вылечить зубы и не умереть

Почему пациенты пластических и стоматологических клиник после операций оказываются в реанимации, и что нужно знать, чтобы этого избежать.

За месяц в столице скончались две пациентки клиник пластической хирургии. Одна из них умерла 15 апреля на операционном столе частной клиники в Чапаевском переулке, вторая — ночью 25 апреля в реанимации НИИ им. Склифосовского, куда ее доставили из медицинского центра эстетической хирургии на Троицкой улице. По каждому случаю следствие возбудило уголовное дело по ч. 2 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть человека». Росздравнадзор проводит свои проверки.

Еще несколько человек, по сообщениям СМИ, после пластики до сих пор находятся на больничной койке. А в стоматологических клиниках люди умирают от банальной анестезии. Все эти случаи тоже широко освещаются, и их немало.

Кто виноват в смерти каждого конкретного пациента, который пришел к врачу подправить внешность или улыбку, должны разбираться правоохранители. Но за всеми этими историями — системные проблемы, считают эксперты.

Люди умирают от «неправильных лекарств»

Дело может быть не только в квалификации врачей, как может показаться на первый взгляд, но и в качестве лекарств, которые используют клиники, заявила врач-анестезиолог, реаниматолог высшей квалификационной категории, доктор медицинских наук, профессор Надежда Осипова.

«Не исключено, что врачи, которые вводили препарат, все делали правильно. Они получили лекарство из рук своей администрации. Но раньше всю фармпродукцию покупали только у проверенных фирм. Это были препараты с сертификатами, с доказанной эффективностью и безопасностью. А сейчас появились доморощенные фармацевтические фирмы, которые за дешево продают все через посредников — коммерческие компании, где сидят не медики, а коммерсанты, которым надо подешевле купить и подороже продать. Они закупают лекарства в лучшем случае в Китае и в Индии, иногда — в Бангладеш или в странах Африки. По документам там все в порядке — сертификат есть, а вот подтверждений клинической эффективности и безопасности препаратов — нет. Поэтому мы имеем то, что имеем, и смерти будут продолжаться — и в кресле стоматолога, и на койках пластической хирургии», — подчеркнула Осипова.

Стоматологам и пластическим хирургам нечем спасать пациентов

Председатель совета «Общества защиты пациентов», глава интернет-портала «Пластическая хирургия и косметология Москвы» Андрей Хромов считает, что дело не в препаратах. «Проблема в наплевательском отношении клиник к безопасности пациентов в элементарных вещах, которое и приводит к серьезным осложнениям после медицинских вмешательств», — считает Хромов. В стоматологических кабинетах, например, очень сложно найти антишоковую аптечку для оказания экстренной помощи при анафилактическом шоке, рассказал эксперт. У одних ее просто нет, у других — все лекарства просрочены, у третьих аптечка есть, но никто не знает, где она лежит. «В результате, когда пациенту срочно нужна помощь, врачи, выпучив глаза, бегают по всей клинике в поисках лекарств», — высказал он мнение.

По словам Хромова, реакция на препарат может возникнуть у каждого. «Сделать пробу заранее невозможно: анафилактический шок развивается по накопительной. Проще говоря, если вам 10 раз кололи Лидокаин, это вовсе не значит, что вы переживете 11-й. А проба лишь внесет свою лепту», — заметил Хромов. Поэтому в каждой клинике должны быть люди и лекарства, которые смогут снять шок.

«Если в клинике грамотный анестезиолог, вы даже не поймете, что организм дал реакцию на препарат. Врач может одним уколом устранить аллергические проявления, и операцию можно будет продолжать. И только потом вам расскажут, на какие лекарства у вас аллергия, чтобы предотвратить проявления в будущем. Но хороший анестезиолог стоит хороших денег, поэтому чаще берут кого-то с корочкой, в надежде, что ничего не случится», — отметил собеседник «Росбалта».

И, конечно, чтобы давать адекватную анестезию, у клиники должна быть лицензия именно на оборот учетных препаратов. «Если лицензии нет, у меня большой вопрос: какие препараты используют, и откуда их берут?» — резюмировал эксперт.

Президента НП «Национальное Агентство по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе», сопредседатель комитета независимой экспертизы НП «Национальная медицинская палата» Алексей Старченко согласился: часто проблема в том, что стоматологи и пластические хирурги не умеют оказывать экстренную помощь. «Проще говоря, в клиниках, это больше касалось стоматологии, чем пластической хирургии, либо были плохо подготовленные анестезиологи, либо их вообще не было. В экстренных случаях врачи просто терялись и вызывали „скорую“, теряя драгоценное время», — подчеркнул он.

Смерть от Лидокаина

Раньше, по словам эксперта, причиной смерти пациентов часто было неправильное использование Лидокаина. Но три-четыре года назад Минздрав и Росздравнадзор выпустили на этот счет инструкцию, и трагических случаев в результате местного обезболивания при пластических операциях и в стоматологии стало меньше, заметил Старченко. Хотя, статистику никто не ведет. «Никакого серьезного учета подобных случаев нет. Все эти истории мы узнаем только из СМИ», — отметил Старченко.

Если доктор прав

Может быть и так, что врач сделал все правильно, а виноват производитель лекарственных средств, считает эксперт. «У нас такие случаи были: вместо Милдроната пациентам вводили яд Кураре. Это было в 2010—2011 годах. Тогда упаковщики что-то там перепутали. В результате люди погибли. Известно о двух-трех случаях, в которых подмена лекарства была доказана», — заметил Старченко.

В такой ситуации врач не виноват: он не знает, что это за препарат, кто его закупил, как он попал на территорию РФ, какой у него сертификат, кто его выдал. Рядовой сотрудник клиники вряд ли этими вопросами озабочен. Есть лекарство — его используют.

«Если врач уверен, что все сделал правильно, в случае смерти пациента я советую самостоятельно обратиться в Следственный комитет и отдать ампулу, из которой был взят препарат, на химическую экспертизу», — рассказал эксперт.

Он считает, что право отдать лекарство на экспертизу, должно быть у каждого. Но сейчас рядовой гражданин не может этого сделать не то, что бесплатно — даже платно.

Росздравнадзор не проверит

«Ведомство проверяет частные клиники раз в три года, предварительно уведомив прокуратуру — налоговые каникулы для малого бизнеса. Но ведь это не магазин, не парикмахерская. Медицинские организации нужно проверять чаще, малый это бизнес или большой — не имеет значения. Хотя, многие и от этих проверок уходят, и раз в три года перерегистрируют фирму. Какие проблемы таким образом можно выявить?» — недоумевает эксперт. По его мнению, у контролирующих органов просто связаны руки.

Как сообщили «Росбалту» в пресс-службе Росздравнадзора, «проверки по двум инцидентам, произошедшим в косметологических клиниках в Москве, еще продолжаются. Результаты проверок будут обнародованы в открытом доступе».

Пластические клиники нарушают

В числе наиболее частых нарушений со стороны пластических клиник в ведомстве назвали несоответствие профессиональной подготовки пластических хирургов установленным требованиям: высшее медицинское образование по специальностям «Лечебное дело» или «Педиатрия», подготовка в двухгодичной ординатуре по специальности «Пластическая хирургия», и постоянное повышение квалификации не реже одного раза в пять лет с получением сертификата по «Пластической хирургии».

По информации Росздравнадзора, сегодня очень мало организаций, выполняющих пластические операции, имеют полный набор необходимого оборудования, которое должно быть по стандарту оснащения отделений пластической хирургии.

Самое частое нарушение порядка оказания медицинской помощи — отсутствие стационара. Пластические операции выполняются амбулаторно, без необходимого круглосуточного наблюдения, как того требует порядок оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия».

Согласно порядку, в амбулаторных условиях осуществляется только выявление анатомических и функциональных нарушений, которые могут служить показаниями для проведения пластических операций, а также консультации врачей и перевязки после проведенных операций.

Сами же пластические операции должны выполняться только в стационарных условиях, а в отделении должна быть круглосуточная дежурная бригада в составе пластического хирурга и медсестры.

В Москве только 104 клиники имеют право оказывать стационарную помощь, то есть, оперировать. Это 41,6% всех клиник в городе. В Подмосковье — 16 клиник или 43,2%.

Во многих организациях, которые делают пластику, отсутствуют подразделения анестезиологии и реанимации, нет клинико-диагностической и биохимической лабораторий, которые должны работать круглосуточно.

У многих нет лицензии на оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Такие клиники не могут использовать в своей практике наркотические анальгетики и некоторые седативные средства, необходимые для эффективного и безопасного проведения наркоза, что создает риск возникновения послеоперационных осложнений.

При этом, подавляющее большинство пластических операций проводится именно под общей анестезией — наркозом.

Важно знать пациенту

В Росздравнадзоре рассказали, каким правилам нужно следовать, чтобы пластика прошла максимально безопасно. Во-первых, выбирать для проведения пластических операций только те клиники, в лицензии которых прописаны услуги по пластической хирургии в стационарных условиях. Во-вторых, соглашаться на такие операции только в стационаре, с нахождением под наблюдением врачей не менее суток. В третьих, ознакомиться с профессиональной подготовкой врача-пластического хирурга до проведения операции. Сведения о полученном образовании каждого врача-специалиста любая организация, оказывающая медицинские услуги, обязана размещать на своем официальном сайте.

В случае установки имплантов нужно потребовать регистрационное удостоверение. Такое должно быть у каждого импланта. Реестр медицинских изделий, зарегистрированных и разрешенных к применению на территории России, можно найти на официальном сайте Росздравнадзора в разделе «Электронные сервисы».

Инструкцию о том, как не стать жертвой лжекосметолога, можно найти на официальном сайте ведомства.

Росздравнадзор напоминает: административное наказание за грубые нарушения лицензионных требований для организаций частной системы здравоохранения устанавливается в виде штрафа 100-200 тыс. рублей.

Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий влечет за собой уголовную ответственность в соответствии со статьей 238.1 УК РФ. Максимальное наказание — лишение свободы до 12 лет.

Лечить или терпеть: что делать, если во время карантина заболел зуб?

На самоизоляции нас одолевает множество страхов. И один из них — а если заболит зуб? И начинаем лихорадочно вспоминать домашние рецепты: примочка из водки, полоскание с ромашкой, обезболивающую таблетку на десну . Но не спешите проявлять самодеятельность в этом вопросе! О том, почему нельзя заниматься самолечением рассказала Екатерина Скатова, к. м. н., доцент, детский врач-стоматолог одной из столичных клиник.

А точно ли зуб болит?

— Боль, в том числе зубная – это субъективное ощущение, — говорит Екатерина Скатова . — По медицинским канонам если человек говорит, что ему больно, значит так оно и есть. Но индивидуальное восприятие болевых ощущений сильно зависит от психоэмоционального статуса пациента. Так, например, на фоне стресса боль воспринимается нашим мозгом острее. Только четверть пациентов, обращающихся к стоматологу с зубной болью, верно указывают причину. Остальные, увы, ошибаются в самодиагностике.

Связано это с тем, что так называемая зубная боль не всегда связана именно с зубами. У пациента может болеть височно-нижнечелюстной сустав, может быть невралгия или обострение заболеваний десен, травма слизистой оболочки полости рта и т. д. Объясняется это особенностью передачи импульсов из нервных окончаний, иннервирующих зуб. Например, если речь идет о боли в руке или ноге, сигнал о ней попадает сначала в спинной мозг, а потом в головной. В этом случае можно четко понять, что именно болит.

Иная ситуация в случае с «зубной болью». Информация о ней передается без посредников напрямую в головной мозг. Поэтому разобраться, что конкретно болит, пациенту без стоматолога в большинстве случаев невозможно. Поэтому зубная боль всегда требует врачебной консультации.

Поможет онлайн-консультация

Почти в каждой стоматологической клинике есть дежурный врач, который принимает с острой болью. Но если вы опасаетесь выходить на улицу, а боль еще можно терпеть, то поможет онлайн-консультация. Сегодня многие стоматологические клиники ввели этот формат. Это могут быть диалоги в мессенджерах или даже видеоконференции. Сейчас это доступно большинству людей. Даже в заочном режиме можно получить большое количество сведений, которые помогут профессиональному стоматологу правильно сориентировать пациента.

И да, стоматолог может посоветовать какие-то средства, которые могут решить проблему зубной боли дома. Но все же делать это следует под наблюдением специалиста. Это разумно и в тысячи раз более безопасно, чем попытки самолечения. Если все же потребуется экстренное вмешательство, то врач стоматолог в онлайн-режиме поможет решить очень важный на период карантина вопрос построения маршрута приема. Он направит вас к целевому специалисту в нужное время, когда в доступе будет помощь и других врачей, которые могут понадобится. Это исключит ситуацию, когда врач-терапевт скажет, что зуб надо удалять, а хирурга на месте не окажется. Придется записываться на прием вновь и подвергать свое здоровье риску, выходя из дома.

Важно понимать, что онлайн-консультации – это не телемедицина, когда по определенному регламенту врач имеет право поставить официальный диагноз. Для стоматологии телемедицина не годится в 99% случаев. В ходе онлайн-консультации врач может только предположить предварительный диагноз. И даже если врачу удалось снять боль дистанционно, это не значит, что после завершения карантина можно отказаться от визита к стоматологу. Посещение этого врача в данной ситуации является обязательным.

ВАЖНО!

Чем опасен самостоятельный прием обезболивающих

Что делает большинство из нас, когда болят зубы? Правильно, начинают пить обезболивающие! И самый популярный среди пациентов препарат — это ибупрофен. Но в период эпидемии коронавируса его прием не допустим! Есть медицинские исследования, которые свидетельствуют о том, что данный препарат может усугубить течение коронавирусной инфекции. Более того, прием любых обезболивающих более пяти дней угнетающе действуют на гепатоциты – клетки печени. Снижаются скорости детоксикации вредных для нас веществ, и от этого страдает здоровье в целом. Токсины перестают перерабатываться в полной мере, а начинают накапливаться. А это в целом снижает наши естественные защитные функции нашего организма.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Москве закрыты стоматологии, но вырвать ноющий зуб все еще можно

« КП » рассказывает, как заказать домой выездную бригаду врачей (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Распространение коронавируса в мире»

Хочу умереть из-за проблем с зубами (p.s прекратить эти страдания) :с

Здравствуйте, если это кто-то читает. Можно я пожалусь на свою проблему? Нет? Неважно, я все равно пожалусь. :D
Даже если это не будет никто читать, мне все равно станет легче от того, что я хоть где-то выговорилась.
Вообщем, я девушка и мне всего 20 лет, но у меня уже очень серьезные проблемы с зубами. Это то, из-за чего на 50% сейчас я нахожусь в депрессии и хочу умереть, как бы глупо это не звучало. Проблемы с зубами у меня с детства. Все началось с неправильного прикуса, который привел к другим проблемам с зубами (кариес, пульпит и т.д), но моим родителям не было никакого дела до меня. Мама пила, дралась, ругалась и т.д. Ладно, я понимаю, что денег на брекеты у нас не было, но она даже не удосужилась сводить меня к стоматологу, ну а я была глупым маленьким ребенком, который сам, конечно же, к стоматологу не пойдет. До 16 лет, как я помню, к стоматологу я сходила всего лишь 3-4 раза только в экстреных ситуациях и то самостоятельно. Один из походов был неудачный, так как врач допустил ошибку, которую исправили только через два года. Все это было в бесплатной стоматологии. Сразу было понятно, что с зубами проблемы у меня были, есть и будут, так как со здоровьем у меня проблемы и никто им в детстве не занимался. После 16 лет я начала очень тщательно следить за зубами, ухаживать за ними и т.д, так как я боялась осложнений. В это же время я переехала в другой город одна, из-за чего у меня были проблемы с документами и меня до сих пор не принимают в бесплатной стоматологии. Как на зло в это же время у меня начались еще более серьезные проблемы с зубами (онкология зубов). Сначала у меня начал крошиться жевательный зуб, с которым решили не мучаться и удалить, но потом я пожалела. Даже без одного жевательного зуба очень некомфортно, но пришлось смириться. Затем мне переделывали другой зуб, удаляли нерв, было очень больно, и все это длилось 3 часа, но зато за один день. Однако, после этого у меня начались крошиться сразу два соседних зуба (важных, один из них жевательный). Я просто проснулась утром, пошла умываться и чувствую, как у меня отпадает зуб, то есть ни с того ни с сего, я на нем даже не жевала. Я бегу к зеркалу и просто начинаю дрожать в шоке, у меня отвалилась стенка зуба (в этом случае шансы на восстановление маловероятны). Денег у меня на стоматолога не было, пришлось занять и бежать в частную клинику. За 2 посещения мне еле как восстановили зуб. Клиника была очень дорогая и я надеялась, что все будет хорошо, но увы. Зуб сделали не качествено, болит до сих пор, немного крошиться. Затем у меня сложилась непростая ситуация и я снова переехала. Сейчас у меня нет никакой поддержки, не родственников, не друзей, с деньгами проблемы. Я еле-еле свожу концы с концами и естесствено на стоматолога денег у меня нет, а проблем прибавилось. Зубы крошаться, ноют, болят, трескаются, десны воспаленны, ужасно кровоточат. Каждая чистка зубов и прием пищи сопровождаются адской болью. Я из-за этого страдаю, ненавижу свою внешность только из-за плохих зубов, боюсь остаться без них. Постоянно коплю на стоматолога, но денег еле-еле хватает на проживание, так как я совсем без помощи, нужно много всего оплачивать и т.д. я так устала от этого, что кажется, что легче умереть. И я не понимаю, чем я это заслужила.. Кто-то вообще за зубами не слидит и все в порядке. А со мной что? Может наследственость? Отца я не знаю, у мамы не все так плохо было с зубами. Организм такой? Не знаю. Вообщем, получился какой-то бред, но выговориться больше некому и негде. Простите за этот бред.

Вылечить зубы и не умереть

Почему пациенты пластических и стоматологических клиник после операций оказываются в реанимации, и что нужно знать, чтобы этого избежать.

За месяц в столице скончались две пациентки клиник пластической хирургии. Одна из них умерла 15 апреля на операционном столе частной клиники в Чапаевском переулке, вторая — ночью 25 апреля в реанимации НИИ им. Склифосовского, куда ее доставили из медицинского центра эстетической хирургии на Троицкой улице. По каждому случаю следствие возбудило уголовное дело по ч. 2 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть человека». Росздравнадзор проводит свои проверки.

© СС0 Public Domain

Еще несколько человек, по сообщениям СМИ, после пластики до сих пор находятся на больничной койке. А в стоматологических клиниках люди умирают от банальной анестезии. Все эти случаи тоже широко освещаются, и их немало.

Кто виноват в смерти каждого конкретного пациента, который пришел к врачу подправить внешность или улыбку, должны разбираться правоохранители. Но за всеми этими историями — системные проблемы, считают эксперты.

Люди умирают от «неправильных лекарств»

Дело может быть не только в квалификации врачей, как может показаться на первый взгляд, но и в качестве лекарств, которые используют клиники, заявила в разговоре с корреспондентом Юлией Кундуховой врач-анестезиолог, реаниматолог высшей квалификационной категории, доктор медицинских наук, профессор Надежда Осипова.

«Не исключено, что врачи, которые вводили препарат, все делали правильно. Они получили лекарство из рук своей администрации. Но раньше всю фармпродукцию покупали только у проверенных фирм. Это были препараты с сертификатами, с доказанной эффективностью и безопасностью. А сейчас появились доморощенные фармацевтические фирмы, которые за дешево продают все через посредников — коммерческие компании, где сидят не медики, а коммерсанты, которым надо подешевле купить и подороже продать. Они закупают лекарства в лучшем случае в Китае и в Индии, иногда — в Бангладеш или в странах Африки. По документам там все в порядке — сертификат есть, а вот подтверждений клинической эффективности и безопасности препаратов — нет. Поэтому мы имеем то, что имеем, и смерти будут продолжаться — и в кресле стоматолога, и на койках пластической хирургии», — подчеркнула Осипова.

Стоматологам и пластическим хирургам нечем спасать пациентов

Председатель совета «Общества защиты пациентов», глава интернет-портала «Пластическая хирургия и косметология Москвы» Андрей Хромов считает, что дело не в препаратах. «Проблема в наплевательском отношении клиник к безопасности пациентов в элементарных вещах, которое и приводит к серьезным осложнениям после медицинских вмешательств», — считает Хромов. В стоматологических кабинетах, например, очень сложно найти антишоковую аптечку для оказания экстренной помощи при анафилактическом шоке, рассказал эксперт. У одних ее просто нет, у других — все лекарства просрочены, у третьих аптечка есть, но никто не знает, где она лежит. «В результате, когда пациенту срочно нужна помощь, врачи, выпучив глаза, бегают по всей клинике в поисках лекарств», — высказал он мнение.

По словам Хромова, реакция на препарат может возникнуть у каждого. «Сделать пробу заранее невозможно: анафилактический шок развивается по накопительной. Проще говоря, если вам 10 раз кололи Лидокаин, это вовсе не значит, что вы переживете 11-й. А проба лишь внесет свою лепту», — заметил Хромов. Поэтому в каждой клинике должны быть люди и лекарства, которые смогут снять шок.

«Если в клинике грамотный анестезиолог, вы даже не поймете, что организм дал реакцию на препарат. Врач может одним уколом устранить аллергические проявления, и операцию можно будет продолжать. И только потом вам расскажут, на какие лекарства у вас аллергия, чтобы предотвратить проявления в будущем. Но хороший анестезиолог стоит хороших денег, поэтому чаще берут кого-то с корочкой, в надежде, что ничего не случится», — отметил собеседник «Росбалта».

И, конечно, чтобы давать адекватную анестезию, у клиники должна быть лицензия именно на оборот учетных препаратов. «Если лицензии нет, у меня большой вопрос: какие препараты используют, и откуда их берут?» — резюмировал эксперт.

Президента НП «Национальное Агентство по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе», сопредседатель комитета независимой экспертизы НП «Национальная медицинская палата» Алексей Старченко согласился: часто проблема в том, что стоматологи и пластические хирурги не умеют оказывать экстренную помощь. «Проще говоря, в клиниках, это больше касалось стоматологии, чем пластической хирургии, либо были плохо подготовленные анестезиологи, либо их вообще не было. В экстренных случаях врачи просто терялись и вызывали „скорую“, теряя драгоценное время», — подчеркнул он.

Смерть от Лидокаина

Раньше, по словам эксперта, причиной смерти пациентов часто было неправильное использование Лидокаина. Но три-четыре года назад Минздрав и Росздравнадзор выпустили на этот счет инструкцию, и трагических случаев в результате местного обезболивания при пластических операциях и в стоматологии стало меньше, заметил Старченко. Хотя, статистику никто не ведет. «Никакого серьезного учета подобных случаев нет. Все эти истории мы узнаем только из СМИ», — отметил Старченко.

Если доктор прав

Может быть и так, что врач сделал все правильно, а виноват производитель лекарственных средств, считает эксперт. «У нас такие случаи были: вместо Милдроната пациентам вводили яд Кураре. Это было в 2010—2011 годах. Тогда упаковщики что-то там перепутали. В результате люди погибли. Известно о двух-трех случаях, в которых подмена лекарства была доказана», — заметил Старченко.

В такой ситуации врач не виноват: он не знает, что это за препарат, кто его закупил, как он попал на территорию РФ, какой у него сертификат, кто его выдал. Рядовой сотрудник клиники вряд ли этими вопросами озабочен. Есть лекарство — его используют.

«Если врач уверен, что все сделал правильно, в случае смерти пациента я советую самостоятельно обратиться в Следственный комитет и отдать ампулу, из которой был взят препарат, на химическую экспертизу», — рассказал эксперт.

Он считает, что право отдать лекарство на экспертизу, должно быть у каждого. Но сейчас рядовой гражданин не может этого сделать не то, что бесплатно — даже платно.

Росздравнадзор не проверит

«Ведомство проверяет частные клиники раз в три года, предварительно уведомив прокуратуру — налоговые каникулы для малого бизнеса. Но ведь это не магазин, не парикмахерская. Медицинские организации нужно проверять чаще, малый это бизнес или большой — не имеет значения. Хотя, многие и от этих проверок уходят, и раз в три года перерегистрируют фирму. Какие проблемы таким образом можно выявить?» — недоумевает эксперт. По его мнению, у контролирующих органов просто связаны руки.

Как сообщили «Росбалту» в пресс-службе Росздравнадзора, «проверки по двум инцидентам, произошедшим в косметологических клиниках в Москве, еще продолжаются. Результаты проверок будут обнародованы в открытом доступе».

Пластические клиники нарушают

В числе наиболее частых нарушений со стороны пластических клиник в ведомстве назвали несоответствие профессиональной подготовки пластических хирургов установленным требованиям: высшее медицинское образование по специальностям «Лечебное дело» или «Педиатрия», подготовка в двухгодичной ординатуре по специальности «Пластическая хирургия», и постоянное повышение квалификации не реже одного раза в пять лет с получением сертификата по «Пластической хирургии».

По информации Росздравнадзора, сегодня очень мало организаций, выполняющих пластические операции, имеют полный набор необходимого оборудования, которое должно быть по стандарту оснащения отделений пластической хирургии.

Самое частое нарушение порядка оказания медицинской помощи — отсутствие стационара. Пластические операции выполняются амбулаторно, без необходимого круглосуточного наблюдения, как того требует порядок оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия».

Согласно порядку, в амбулаторных условиях осуществляется только выявление анатомических и функциональных нарушений, которые могут служить показаниями для проведения пластических операций, а также консультации врачей и перевязки после проведенных операций.

Сами же пластические операции должны выполняться только в стационарных условиях, а в отделении должна быть круглосуточная дежурная бригада в составе пластического хирурга и медсестры.

В Москве только 104 клиники имеют право оказывать стационарную помощь, то есть, оперировать. Это 41,6% всех клиник в городе. В Подмосковье — 16 клиник или 43,2%.

Во многих организациях, которые делают пластику, отсутствуют подразделения анестезиологии и реанимации, нет клинико-диагностической и биохимической лабораторий, которые должны работать круглосуточно.

У многих нет лицензии на оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Такие клиники не могут использовать в своей практике наркотические анальгетики и некоторые седативные средства, необходимые для эффективного и безопасного проведения наркоза, что создает риск возникновения послеоперационных осложнений.

При этом, подавляющее большинство пластических операций проводится именно под общей анестезией — наркозом.

Важно знать пациенту

В Росздравнадзоре рассказали, каким правилам нужно следовать, чтобы пластика прошла максимально безопасно. Во-первых, выбирать для проведения пластических операций только те клиники, в лицензии которых прописаны услуги по пластической хирургии в стационарных условиях. Во-вторых, соглашаться на такие операции только в стационаре, с нахождением под наблюдением врачей не менее суток. В третьих, ознакомиться с профессиональной подготовкой врача-пластического хирурга до проведения операции. Сведения о полученном образовании каждого врача-специалиста любая организация, оказывающая медицинские услуги, обязана размещать на своем официальном сайте.

В случае установки имплантов нужно потребовать регистрационное удостоверение. Такое должно быть у каждого импланта. Реестр медицинских изделий, зарегистрированных и разрешенных к применению на территории России, можно найти на официальном сайте Росздравнадзора в разделе «Электронные сервисы».

Инструкцию о том, как не стать жертвой лжекосметолога, можно найти на официальном сайте ведомства.

Росздравнадзор напоминает: административное наказание за грубые нарушения лицензионных требований для организаций частной системы здравоохранения устанавливается в виде штрафа 100-200 тыс. рублей.

Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий влечет за собой уголовную ответственность в соответствии со статьей 238.1 УК РФ. Максимальное наказание — лишение свободы до 12 лет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: